Майдан. Перезагрузка христианства

Сегодня с уверенностью можно сказать, что кровавые события на киевском Майдане войдут в историю. Причём не только в историю Восточной Европы, но и в историю восточного христианства. После распада СССР в новых независимых республиках начался религиозный ренессанс. Этому способствовала и антисоветская конъюнктура, и идеологическая дезориентация обществ, кинувшихся искать новые смыслы взамен старых. В Украине религия тоже оказалась в фаворе. В отличие от ЕС с его официальным секуляризмом, здешние политики и чиновники стали усердно посещать богослужения, щедро спонсируя строительство храмов.

В определённой степени это помогло сгладить последствия 70 лет советского атеизма. Однако, в тепличных условиях христианство начало «размякать». Не испытывая давления со стороны властей, церкви стали погрязать в рутине. Сама же вера стала дрейфовать от экзистенциального выбора в сторону атрибута идентичности или, того хуже, бытовой магии. В общем, наметилась тенденция к девальвации и религиозности, и самой веры. Но тут случился Майдан.

Поначалу о церкви никто вообще не думал, ведь на повестке дня стояла сорванная президентом евроинтеграция. Но с нарастанием протестов роль церкви становилась всё заметнее. Священник стал на Майдане такой же привычной фигурой, как депутат парламента, молитвы звучали так же часто, как национальный гимн, а кардинала Любомира Гузара слушали внимательнее, чем лидеров оппозиции. В лагере протестующих вели богослужения, исповедовали, даже установили палатку-часовню. Но присутствием церкви не ограничились, даже когда дело приняло кровавый оборот. Символический факт: после первой попытки разогнать Майдан, часть протестующих укрыл Михайловский собор, а позднее там был развёрнут полевой госпиталь. Многие другие храмы столицы также открыли двери для митингующих.

То, что украинские священники не покинули свою паству даже под угрозой смерти, привело к качественным изменениям религиозности. О масштабе изменений говорить пока рано, но уже сейчас можно отметить главные тренды.

Во-первых, это «перезагрузка» образа священнослужителя. Многие – даже среди верующих – воспринимали священников, как людей не от мира сего, которые говорят хотя и правильные, но абстрактные и оторванные от реальности вещи. Клирики были чем-то вроде духовной интеллигенции, которая много знает, но мало может и ещё меньше делает. Но Майдан разрушил этот стереотип.

Оказалось, что священник может оставаться пастырем не только за кафедрой, но и на баррикадах. И что нести слово Божье он может не только прихожанам в храме, но и стоя лицом к лицу с «Беркутом». И даже с самой смертью. «Только что нёс тело. Парню 26 лет, прострелили лоб. Около трёх снайперов стреляют с дома за гостиницей «Украина». Много тяжело раненых» — написал 20 февраля на своей страничке в Facebook о. Николай Мышовский.

112

Во-вторых, изменилось и качество самой религиозности. В обычной, мирной жизни молитва нередко становится просто правилом хорошего тона, а походы в церковь – эдаким визитом вежливости. Но когда позади – три месяца тревожного ожидания, а впереди – реальная перспектива погибнуть или стать калекой, ко многим вещам начинаешь относиться серьёзнее. Чего стоят только кресты, которые рисовали на своих самодельных щитах майдановцы! Впрочем, это касается и миллионов украинцев, наблюдавших за событиями издалека. Не даром ведь среди главных лозунгов Майдана был «Pray for Ukraine».

Кроме того, в Украине может случиться настоящий бум воцерковления. Вот лишь один трогательный пример. 22 февраля в СМИ появилось письмо майдановца, разыскивающего священника, который спас его во время милицейского штурма. «Я очень хочу принять обряд крещения и ОЧЕНЬ хочу, чтобы его провёл именно тот священник, который, рискуя собственной жизнью, под палками спасал людей!» — пишет активист. А чему тут удивляться? Как говорится, атеистов в окопах под огнём не бывает.

Pro-European integration protesters hide behind shields during clashes with Ukranian riot police in Kiev

В-третьих, Майдан приготовил жесткий (и даже жестокий) тест для церквей. За считанные дни они оказались выброшены из зоны комфорта и вынуждены были определять свои стратегии. Причём уже не уровне не деклараций, а конкретных действий. Причём действия эти могли иметь весьма непредсказуемые последствия как для отдельных священников, так и для церквей в целом.

Так, «каноническое» православие в лице УПЦ, претендовавшее на духовное лидерство, предпочло дистанциироваться от кризиса и «пересидеть» его в храмах, время от времени заявляя о своей позиции через СМИ. По совокупности причин, УПЦ не стала пастырем на баррикадах. В то же время, католические клирики и православные священники Киевского патриархата стали настоящими духовными кризис-менеджерами. Так что заявления УГКЦ, РКЦ и УПЦ КП о солидарности с протестующими подкреплялись личным присутствием клириков в их рядах. По сути дела, десятки священников вдруг стали капелланами народного войска.

Что касается протестантской среды, для неё этот тест оказался весьма болезненным. По всей видимости, Майдан не только разворошил внутренние противоречия, но и поставил вопросы, к которым многие пастыри оказались попросту не готовы. Так или иначе, после Майдана церкви уже не станут прежними.

Повторимся, пока что мы можем говорить лишь о тенденциях. Но ясно одно: за последние три месяца украинское христианство очень сильно изменилось. Похоже, христианство Майдана – это именно то, что нужно современному миру. Ведь там соединились сразу все мировые тренды: глобальная нестабильность, высокие технологии, гражданская самоорганизация и т.д. Священник, который пишет сводки в Twitter в перерыве между боями – что может быть более актуальным в нашем безумном мире?

Автор
Максим Вихров
Журналист, политический обозреватель. Публиковался в изданиях «Фокус», «Український тиждень», Zaxid.net и др. Окончил Луганский национальный университет имени Т. Шевченко, магистр социологии.

Источник: Идеи для Бога

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s