Д/ф Антон тут рядом 2012

«лю­ди терпят»

«Боюсь, когда много людей и среди них нет человека.»
«Кто сказал, что ада нет не земле?»
«Когда люди очень долго несчастны и до них никому нет дела, рано или поздно ими овладевает чувство, что они никому не нужны, потому что они это заслужили. Это ведь чаще всего не так, но человек так думает. Значит что-то в нем не так, думает человек, что-то в нем неправильно, испорчено, что-то в нем глупо, нелепо и некудышно. Это чувство в нем рождается и крепнет и тогда он перестает уже роптать, перестает вопрошать, а просто живет с этим.»

«Антон понимает только язык любви», – говорит Любовь Аркус в фильме. Но, собственно, почему мы, научившиеся идти на компромисс и понимать любые языки – безразличия, насилия, алчности, презрения, – считаемся «нормальными», а Антон – «больным»? Ведь внутри каждого из нас сидит такой Антон, тревожный ребенок, ищущий признания, внимания, любви – только адаптировавшийся к жизни, наученный не мычать, а ясно и четко выражать свои запросы к другому, а лучше помалкивать и ничего ни от кого не хотеть и ничего ни у кого не просить… И в этом смысле Антон не «другой» (в смысле – «иной»), а как раз сгущенно-человечный человек, в котором в наиболее бескомпромиссной форме присутствует то, от чего мы сами в себе пытаемся избавиться. Другие – мы сами, предавшие в себе это «человеческое».

«Ненормальный» мальчик Антон становится лакмусовой бумажкой для окружающих его «нормальных»: «нормального» государства; «нормальных» врачей, которые встроены в неповоротливые, нищие институции по заботе о психически нездоровых людях; «нормальных» взрослых, которые плохо понимают, как общаться с Антоном; «нормальных» посторонних, которые рассматривают подобных детей с чувством нескрываемого ужаса.

«Люди:
Люди бывают добрые, веселые, грустные, добрые, хорошие, благодарные, большие люди, маленькие. Гуляют, бегают, прыга­ют, говорят, смотрят, слушают. Смешливые, барные. Красные. Короткие. Женщины бывают добрые, говорящие, светлые, меховые, горячие, красивые, ледяные, мелкие. Бывают еще люди без усов. Люди бы­вают сидячие, стоячие, горячие, теплые, холодные, настоящие, железные. Люди идут домой. Люди ходят в магазин. Люди играют на пианино. Люди играют на рояле. Люди играют на гармошке. Люди идут на Плеханова. Люди стоят возле дома. Лю­ди терпят. Люди пьют воду, чай. Люди пьют кофе. Люди пьют компот. Пьют молоко, пьют морс, пьют кефир. Заварку. Пьют еще квас, лимонад, спрайт, фанту. Едят варенье, сметану. Люди думают, молчат. Больные и здоровые. Становятся водоносами, водовозами. Люди в корабле, в самолете, в автобусе, в электричке, в поезде, в трамвае, в машинке, в вертолете, в кране, в комбайне. Люди живут в домиках, в комнате, на кухне, в квартире, в ба­тарее, в коридоре, в ванне, в душе, в бане. Люди уходят, выходят, бегают, люди еще ка­таются, плавают, купаются, кушают, едят, умирают, снимают носки. Люди слушают радио. Люди не терпят. Люди едят. Говорят. Люди лохматятся. Писают, какают. Люди переодеваются. Читают. Смотрят. Мерзнут. Купаются. Покупают. Греются. Стреляют. Убивают. Считают, решают. Включают, выключают. Люди еще в театре. Катаются на санках. Волнуются. Курят. Плачут, смеются. Звонят. Нормальные, гарные, озорные. Люди спешат. Ругаются. Веселые. Серьезные. Люди барабанят и громыхают. Не лохматятся. Теряются. Рыжие. Глубокие. Люди сдирают кожу. Люди ремонтируют домик, сарай. Люди потерпят. Люди рисуют, пишут. Лес­ные. Люди колют дрова, пилят, топят. Люди еще здороваются, говорят, прыгают, бега­ют. Люди конечные. Люди летают.»

«Антон тут рядом — картина, ставшая победителем Венецианского фестиваля в 2012 году, и кинофестивалей Ника и Золотой Орёл в 2013 году. Героем этого фильма является мальчик, имеющий расстройство нервной системы именуемое как аутизм. Антон живет со своей мамой в обшарпанной квартире. Когда у его матери обнаруживается неизличимое заболевание, то Антона ждёт только одно — психоневрологический диспансер. В таких заведениях человек с такой болезнью долго жить не сможет. И в определённый момент, после которого уже ничего нельзя будет изменить, автор кинокартины вмешивается в судьбу мальчика.

Как почувствовать боль другого человека? Герой этой картины — мальчик-аутист. Он живет между облупленной квартирой на окраине большого города и больницей для умалишенных. В поле зрения камеры Антон попадает в том момент, когда не сегодня-завтра он станет пациентом психоневрологического интерната — места, где люди с таким диагнозом, как у него, долго не живут. Автор — камера — герой. Расстояние между ними с каждой минутой сокращается, автору приходится войти в кадр и стать действующим лицом этой истории. Но это история не о том, как один человек помог другому человеку, а о том, как один человек узнал себя в другом. О том, что в каждом из нас живет Другой, которого ежедневно приходится убивать в себе, чтобы выжить.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s