Клайв Стейплз Льюис — цитаты

Пойди со мной. Поначалу будет больно. Истина причиняет боль всему, что призрачно. Но потом у тебя окрепнут ноги. Идем?

Если ваше личное “я” — это все, что вас волнует, значит, ваш путь к Нему еще не начинался. Самый первый шаг на этом пути — постараться вовсе забыть о себе. Ваше подлинное новое “я” (личное “я” Христа, а также ваше, и оно ваше только потому, что оно — Его) не придет к вам до тех пор, пока вы будете стараться найти его. Оно придет, когда вы станете искать Христа… Ни один человек, более всего заботящийся об оригинальности, никогда оригинальным не станет; и наоборот, если вы просто стараетесь выразить истину (нимало не заботясь о том, как часто до вас говорили о ней другие), — девять против одного, что вы действительно окажетесь оригинальным, даже не замечая этого.

Бог шепчет нам в наших удовольствиях, вслух говорит с нашей совестью, но
Он кричит в нашей боли — это Его мегафон, чтобы слышал оглохший мир.

Нам заповедано любить ближнего, как себя. Как же мы любим
себя? Я, например, люблю себя не за то, что я, скажем, милейший
человек. Я люблю себя не за то, что я хорош, а за то, что я — это я, при
всех моих недостатках. Часто я искренне ненавижу какое-нибудь свое
свойство. И все же разлюбить себя я не могу. Другими словами, та резкая
черта, которую проводит христианство между любовью к грешнику и
ненавистью к его греху, существует в нас, сколько мы себя помним. Вы не
любите того, что сделали, а себя любите. Вы, быть может, считаете, что
вас мало повесить. Быть может, вы даже пойдете в полицию и добровольно
примете наказание. Любовь не пылкое чувство, а упорное желание, чтобы
тот, кого мы любим, обрел высшее благо.

Их тюрьма внутри них, и потому они в тюрьме.

От того, что ты за человек и откуда смотришь, зависит, что ты увидишь и услышишь!

Я не раз замечал, что особенно часто и много хвалят самые смиренные, здоровые и умные люди, а ущербные и глупые хвалят редко и мало.

Мы не должны думать, будто Бог запрещает гордость, ибо она оскорбляет Его; что Он требует от нас смирения, чтобы подчеркнуть Свое величие, как если бы Он Сам был болен гордостью. Думаю, Бога меньше всего занимает Его достоинство. Все дело в том, что Он хочет, чтобы мы познали Его. Он хочет дать Себя нам. И если мы действительно, по-настоящему соприкоснемся с Ним, то невольно и с радостью покоримся и почувствуем при этом бесконечное облегчение, отделавшись наконец от надуманной чепухи о нашем достоинстве, которая всю жизнь не дает нам покоя, лишает радости. Он пытается освободить нас от фантастического, уродливого наряда, в который мы рядимся и чванливо расхаживаем как маленькие глупцы.

Чем больше у нас гордость, тем больше гордость других людей раздражает нас.

Гнев недолго помогал мне защищаться от правды; гнев устает быстро.

В Боге — три лица, как у куба — шесть квадратов, хотя он — одно тело. Нам не понять такой структуры, как не понять куба плоским.

Если я обнаруживаю в себе желание, которое ничто и никто в этом мире
удовлетворить не может, то самое вероятное объяснение этому — то,
что я создан для иного мира.

Вот одно из чудес, творимых любовью: она дает очарованному ей человеку силы смотреть на мир, не разочаровываясь.

Мы созданы для Бога. Те, кого мы любим в этой жизни, потому и пробудили в нас любовь, что мы увидели в них отблеск Его красоты, доброты и мудрости.

Когда двое людей обретают прочное счастье, они обязаны им не дикой влюбленности, а тому, что они — скажу попросту — хорошие люди, терпеливые, верные, милостивые, умеющие обуздывать себя и считаться друг с другом.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s