Падаем!

Осенью 1976 года мне пришлось отправиться в Ставрополь.
Мы летели всю ночь. К утру оказались над городом. Пассажиры спали. Мне же не спалось. Я сидел в уютном кресле у иллюминатора, пытаясь сквозь облачную завесу разглядеть землю. По моим подсчетам, пора было уже идти на посадку. Но самолет почему-то не приземлялся. Поглядев в иллюминатор нашего «АН-6» я вдруг обнаружил, что пропеллер почти не вращается. Мать честная! Мы летим в тартарары! К своему концу!
Резкий толчок, и наш самолет ухнул в какую-то воздушную яму. Затем лайнер повернулся боком к земле и в таком положении, чуть не вытряхнув нас из кресел, рванулся на посадку. Сон, обуявший пассажиров, мгновенно растаял. На лицах тревога, испуг, отчаяние. От постоянных встрясок бросило в дрожь.
— Надо командира срочно вызвать, — раздался чей-то голос, — пусть объяснит обстановку.
— Да не отрывайте пилота от штурвала!
И тут, как по заказу, из кабины выскочила ошалевшая бортпроводница и закричала:
— Немедленно пристегните ремни!
Крик этот свидетельствовал о том, что самолет терпит бедствие при посадке.
Самолет начал стремительно падать.

Господи, не оставь!

Туман рассеялся. Отчетливо был виден наш аэропорт и посадочная площадка, у края которой наготове стояли «скорая помощь», милицейская и пожарная машины.
— Боже! — воскликнул я.
Прозвучало так, будто это слово произнес не я, а кто-то другой.
— Господи, помоги! Господи, не оставь! — воззвал я на весь салон. — Протяни руку помощи рабу Твоему!
Неожиданно для меня со всех сторон зазвучали голоса поддержки:
— Господи, помилуй нас, грешных! Господи, помилуй!
Я словно оказался в церкви во время богослужения. Только эта церковь была высоко на небесах.
— Пресвятая Троица, помилуй нас!
Боже милостивый, неужели мои попутчики, как и я, с колыбели запомнили слова, с которыми над ними молились их бабушки или старые няни? Перед глазами вдруг предстал лик Иисуса Христа. Только Он один может выручить нас, только в Нем одном спасение.
— Господи, не оставь! — закричал я.
И то ли эхо мощно раздалось в ответ, то ли другие голоса подхватили мою мольбу.

Ура Митрофанову!

Я продолжал «Отче наш» — молитву, которой когда-то научила моя няня Анна Наумовна. Именно в тот момент, когда я произнес, перейдя на шепот, «Да святится Имя Твое!», произошло чудо. Самолет перед самой посадкой вдруг выровнялся. Вот он уже приблизился к земле, шасси коснулось посадочной площадки. «Скорая помощь», милиция, пожарные следовали за нами. Но вот, наконец, лайнер, чуть подпрыгнув, остановился.
— Слава Богу! — послышались сиплые голоса людей, еще не пришедших в себя, но словно воскресших.
Как только наш молодой командир спустился с трапа, его тут же подхватили на руки и принялись качать:
— Ура Митрофанову!
Я сошел на землю и упал на колени:
— Господи, благодарю Тебя!
А в двух шагах от меня продолжали восхвалять нашего пилота. Пассажиры шли, пошатываясь.
Интересно, о чем они думали в эти минуты? Может, как и я, уверовали в Христа, нашего Спасителя?

Валерий Шумилин,
член Союза Писателей России

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s